Госпожа Ульяна
Вы замечали когда-нибудь, что профессия откладывает отпечаток на сексуальность людей? Например врачи, учителя, секретари, горничныею. Наверно это одни из самых распространенных мужских сексуальных фетишей. Мы приписываем представителям этих профессий те или иные поведенческие модели, и в каждом из них видим, зачастую, только то, что рисует нам наша фантазия.
В ту компанию, я устроился за пару месяцев до описываемых событий. Это была небольшая торговая контора, каких насчитывается бесчисленное количество по всей России. Коллектив был небольшим, человек 20, включая склад и водителей. В офисе народу было итого меньше, человек 15. Поэтому все дни рождения, праздники справлялись по-домашнему- в переговорке. На стол ставилась, нехитра закуска, а******ь и все принимались дружно отмечать текущее событие. Продолжались такие посиделки, как правило, недолго, часа три-четыре, потом все расходились по домам к своим семьям.
День рождения одного из коллег не стал исключением. Стандартные поздравления от Генерального директора, подарок сувенир и очередное застолье. Через пару часов стол стал напоминать перевернутую мусорную урну – куча пластиковых стаканчиков и посуды с остатками еды, салфетки, мандариновая кожура и пустые бутылки. Народ потянулся к выходу не желая принимать участие в уборке со стола и приведении кабинета в должный вид. Я тоже уже собрался уходить и встал из-за стола, когда ко мне обратилась Таня, наш секретарь, с просьбой помочь ей навести порядок.
Наш секретарь Таня, точнее Танюша, как ее называло большинство сотрудников, была милой девушкой лет 25, стройной, с симпатичным личиком и очень округлой попкой, которую она всегда старалась подчеркнуть, одевая узенькие, короткие юбочки или обтягивающие джинсы. Она была настоящей «секретаршей», немного глупенькой, немного наивной. На ее личике по любому поводу проявлялась целая буря эмоций, что всегда забавляло и веселило окружающих. Мужская половина нашей компании, даже та, которая была обременена золотым украшением на безымянном пальце, посматривала на нее с неподдельным сексуальным интересом. В Тане было, что-то такое, что привлекало к ней мужчин всех возрастов, и тут дело даже не в фигуре или личике, скорее дело в ее взгляде. В нем был какой-то задорный огонек, который заставлял мужчин рассматривать ее не только как сотрудницу, но и как нечто большее, нечто более близкое. Не знаю, было ли у кого-то что-то с нею на самом деле, но думаю, что все, так или иначе, хоть раз фантазировали по этому поводу.
А******ь – именно он зачастую становиться причиной и виновником наших поступков. Веселых и страшных, смешных и глупых. В этот раз, он стал нашим алиби. Уже никто не помнит, кто первый кого взял за руку, кто первый потянулся губами к губам другого. Мы стояли, прижавшись к стене, и жадно целовали друг друга. Тепло ее тела, чуть сладковатый запах духов кружил голову. А******ь словно отпустил сжимавшие нас пружины, и оставшись вдвоем мы молча набросились друг на друга. Она стояла на цыпочках, обвив руки вокруг моей шеи, а я поддерживал ее за талию, все смелее опускал руку, поглаживая ее попку. Наконец мы оторвались друг от друга, чтобы перевести дыхание, и я посмотрел в ее глаза. Неприкрытая похоть на ангельском личике. Сомнений быть не могло, она хотела того же, что и я. Прямо здесь в этом кабинете, на стуле, на столе, прижавшись к стене, облокотившись на подоконник. Я выглянул в коридор, в офисе уже никого не было. Закрыв дверь, я увидел как Таня, развернувшись спиной ко мне, чуть облокотилась на стол, выпятив свою чудную попочку обтянутую черной юбкой.
Юбка неприлично задрана на талии, колготки вместе с трусиками при спущены до колен, а моя рука бесцеремонно гладит ее бедра, округлые ягодицы, проникает между ее ножек нащупывая что-то влажное и горячее. В очередной раз, высвободив свою руку, я несильно шлепаю ее по попке. Она замирает и через мгновение выгибается еще больше, как будто прося повторить. Просить долго не приходиться, замахиваясь, я сильнее шлепаю ее еще раз. Тяжелый вздох и сладострастный стон вырывается из ее ротика. Замах и еще более сильный удар ложиться на ее попку. – «Еще» - тихо произносит она, переводя дыхание. Хлесткий удар ладонью, за ним еще один, она не успевает переводить дыхание и жадно хватает ртом воздух. Я беру ее руки и завожу их за спину, наклоняю, так чтобы она лежала грудью на столе. Вот теперь удобно. Удар за ударом покрывает ее ягодицы, они покраснели и источают жар. Ее стоны от каждого удара безумно заводят меня. Мне хочется слышать их еще и еще... Мои удары становятся резче и быстрее. Теперь она не стонет, от каждого удара, она тихонька вскривает, и пытается приподняться, но моя рука крепко прижимает ее к столу. Я безжалостно продолжаю хлестать ее ладонью, и наслаждаться, той беззащитной покорностью, с которой она принимает наказание. За что наказание? Я не могу ответить на этот вопрос, может за неотправленный факс, может за опечатку в документе, но это не имеет значение, ни для кого из нас.
-«Хватит, пожалуйста, я больше не могу». Я останавливаюсь и отпускаю ее руки. Она так же стоит в этой позе не в силах пошевелиться. Я поднимаю ее и крепко прижимаю к себе. Она утыкается личиком в мою грудь, ее трясет мелкой дрожью. Наши губы снова тянуться друг к другу, и я ощущаю солоноватый вкус на ее щеках. Из пронзительно голубых глазок скатывается слеза.
-«Мне было больно. Теперь так будет всегда?»


автор strannick
http://painart.ru/stories
+23
Sissy Emily Месяц назад
Історія , так просто не пишеться..
Деякі реалії життя присутні в цій історії..